Tag Литература

Аркадий Аверченко. Святые души

Бывают такие случаи из жизни, в которых очень трудно признаться.

I

Сегодня утром я, развернув газету и пробегая от нечего делать отдел объявлений, наткнулся на такую публикацию:

«Натурщица — прекрасно сложена, великолепное тело, предлагает художникам услуги по позированию».

— Хи-хи, — засмеялся я внутренне. — Знаем мы, какая ты натурщица. Такая же, как я художник…

Потом я призадумался.

— Поехать, что ли? Вообще, я человек такой серьезный, что мне не мешало бы повести образ жизни немного полегкомысленней. Живут же другие люди, как бабочки, перепархивая с цветка на цветок. Самые умные, талантливые люди проводили время в том, что напропалую волочились за женщинами. Любовные истории Бенвенуто Челлини, фривольные похождения гениального Байрона, автора глубоких, незабываемых шедевров, которые останутся жить в веках… Извозчик!!

В глубине большого мрачного двора я отыскал квартиру номер седьмой и позвонил с некоторым замиранием сердца.

Дверь открыла угрюмая горничная — замкнутое в себе существо.

— Что угодно?

— Голубушка… Что, натурщица, вообще… здесь?

— Здесь. Вы художник? Рисовать?

— Да… я, вообще, иногда занимаюсь живописью. Вы скажите там… Что, вообще, мол, все будет, как следует.

— Пожалуйте в гостиную.

Через минуту ко мне вышла прекрасно-сложенная красивая молодая женщина в голубом пеньюаре, который самым честным образом обрисовывал ея формы. Она протянула мне руку и приветливо сказала:

— Вы на счет позирования? Да? Художник?

«Пора переходить на фривольный тон», — подумал я.

— Художник? Ну, что вы! Хе-хе! Откуда вы могли догадаться, что я художник?

Она засмеялась.

— Вот тебе раз! А зачем бы вы тогда пришли, если не художник. В академии?

— Нет, не в академии, — вздохнул я. — Не попал.

— Значить, в частной мастерской. У кого?

Я общительно погладил ее руку.

— Какая вы милая! А вот догадайтесь!

— Да как же можно догадаться… Мастерских много. Вы можете быть и у Сивачева, и у Гольдбергера, и у Цыгановича. Положим, у Цыгановича скульптура… Ну, еще кто есть?… Перепалкин, Демидовский, Стремоухов… У Стремоухова, да? Вижу по вашим глазам, что угадала.

— Именно, у Стремоухова, — подтвердил я. — Конечно, у него.

Она оживилась.

— А! У Василья Эрастыча! Ну, как он поживает?

— Да ничего. Пить начал, говорят.

— Начал? Да он, кажется, лет двадцать, как пьет.

— Ну? Эх, Стремоухов, Стремоухов! А я и не знал. Думал сначала: вот скромник.

— Вы ему от меня кланяйтесь. Я его давно не видала… С тех пор, как он с меня «девушку со змеей» писал. Я ведь давно позирую.

— Да вы серьезно позируете? — печально спросил я

— То есть, как серьезно? А как же можно иначе позировать?

— Я хотел сказать: не устаете?

— О, нет. Привычка.

— И, неужели, совсем раздеваетесь?

— Позвольте… А то как же?

— Как же? Я вот и говорю: не холодно?

— О, я позирую только дома, а у меня всегда 16 градусов. Если хотите, мы сейчас можем поработать. Вам лицо, бюст, или тело?

— Да, да! Конечно!! С удовольствием. Я думаю — тело. Без сомнения, тело.

— У вас ящик в передней?

— Какой… ящик?

— Или вы с папкой пришли? Карандаш?

— Ах, какая жалость! Ведь я забыл папку-то. И карандаш забыл.

Я помедлил немного и сказал, обращая мысленно взоры к своим патронам: Байрону и Бенвенуто Челлини:

— Ну, да это ничего, что с пустыми руками… Я…

— Конечно, ничего, — засмеялась молодая женщина. — Мы это сейчас устроим. Александр!! Саша!

Дверь, ведущая в соседнюю комнату, скрипнула… Показалось добродушное лицо молодого блондина; в руке он держал палитру.

— Вот, познакомьтесь: мой муж. Он тоже художник. Саша! Твой рассеяный коллега пришел меня писать и забыл дома не только краски и холст, но и карандаш и бумагу. Ох, уж эта богема! Предложи ему, что нибудь…

Я испугался:

— Да что вы! Мне неловко… Очень приятно познакомиться… Я уж лучше домой сбегаю. Я тут… в трех шагах. Я… как это называется…

— Да зачем же? Доска есть, карандаши, кнопки бумага. Впрочем, вы, может быть, маслом хотели?

— Маслом. Конечно, маслом.

— Так пожалуйста! У меня много холстов на подрамниках. По своей цене уступлю. Катя, принеси!

Эта проклятая Катя успела уже раздеться, без всякого стеснения, будто она одна была в комнате. Сложена она была, действительно, прекрасно, но я почти не смотрел на нее. Шагала она по комнате, как ни в чем не бывало. Ни стыда у людей, ни совести.

Тяжесть легла мне на сердце и придавила его.

— Поколотит он меня, этот художественный назойливый болван, — подумал я печально. — Подумаешь, жрецы искусства!

Катя притащила ящик с красками, холст и еще всякую утварь, в которой я совершенно не мог разобраться.

Муж ее развалился на диване и, глядя в потолок, закурил папироску, а она отошла к окну.

— Поставьте меня, — сказала эта бесстыдница.

— Сами становитесь, — досадливо проворчал я.

Она засмеялась.

— Я же не знаю, какая вам нужна поза.

— Ну, станьте так.

Я показал ей такую позу, приняв которую, она через минуту должна была замертво свалиться от усталости.

Но эта Катя была выкована из стали. Она стала в позу и замерла…

II

— Что вы делаете? — удивленно сказал муж Саша. — Вы не из того конца тюбика выдавливаете краску.

— Вы уверены? — нагло засмеялся я. — Покойный профессор Якоби советовал выдавливать краску именно отсюда. Тут она свежее.

— Да ведь краска будет сохнуть!

— Ничего. Водой после размочим.

— Водой?… Масляную краску?!

— Я говорю «водой» в широком смысле этого слова. Вообще — жидкостью… Вот странная вещь, — перебил я сам себя. — Все краски у вас есть, а телесного цвета нет.

— Да зачем вам телесный цвет? Такого и не бывает.

— Вы так думаете!? В… Художественных письмах Александра Бенуа прямо указывается, что тело лучше всего писать телесным цветом.

— Позвольте… Да вы писали когда-нибудь масляными красками?

— Сколько раз! Раз десять, если не больше.

— И вы не знаете смешения красок?

— Я-то знаю, но вы, я вижу, не читали многотомного труда члена дрезденской академии искусств, барона Фокса, «Искусство не смешивать краски».

— Нет, этого я не читал.

— То-то и оно. А что же тут нет кисточки на конце? Одна ручка осталась и шишечка…

— Это муштабель. Неужели, вы не знаете, что это такое?

— Я-то знаю, но вы, наверное, не читали «Записок живописца» Шиндлера-Барнай, в которых… Впрочем не будем отрываться от работы.

— Подвигается? — спросил Саша.

— Да… понемногу. Тише едешь, дальше будешь, как говорится. Саша встал и взглянул из-за моего плеча на холст.

— Гм!

— Что? Нравится?

— Это… очень… оригинально. Я бы сказал — даже не похоже.

— Бывают разные толкования, — успокоил я. — Золя сказал: «Жизнь должна преломляться сквозь призму мировоззрения художника».

— Так-то оно так… Но вы замечаете, что у нее грудь — на плече?

— Так на своем же, — резонно возразил я.

— Странный ракурс.

— Вы думаете? Этот? Я его сделаю пожелтее.

— Причем тут «желтее». Ракурс от цвета не зависит.

— Не скажите. Покойный Куинджи утверждал противное.

— Гм!.. Может быть, может быть… Вы не находите, что на левой ноге один палец немного… лишний?..

— Где? Ну, что вы! Раз, два, три, четыре, пять… шесть… А! Это тень. Это я тень так сделал… Впрочем, можно ее и стереть.

— Конечно, можно. Только вы напрасно все тело пишете индейской желтой.

— «Вот осел-то» подумал я. — «Телесной краски, говорит, нет, а потом сам-же к цвету придирается».

— Я вижу, — саркастически заметил я, — что вам просто моя работа не нравится.

— Помилуйте, — деликатно возразил Саша. — Я этого не говорю. Чувствуется искание… новых форм. Рисунок, правда, сбит, линия хромает, но… Теперь, вообще, ведь, всюду рисунок упал.

И он, с неожиданной откровенностью, закончил:

— Сказать вам откровенно: сколько я ни наблюдаю — живопись теперь падает. Мою жену часто приходят писать художники. Вот так же, как вы. И что же! У меня осталось несколько их карандашных рисунков, по которым вы смело можете сказать, что живописи в России нет. Мне это больно говорить, но это так! Поглядите-ка сюда!

Он вытащил из угла огромную папку и стал показывать мне лист за листом.

— Извольте видеть. С самого первого дня, как жена поместила объявление о своем позировании — к нам стали являться художники, но что это все за убожество, бездарность и беспомощность в рисунке! О колорите я уже не говорю! Полюбуйтесь! И эти люди — адепты русского искусства, призванные насаждать его, развивать художественный вкус толпы. Один молодец — вы видите — рисует левую руку на пол-аршина длиннее правой. И как рисует! Ни чувства формы, ни понятия о ракурсе! Так, ей Богу, рисуют гимназисты первого класса! У этого голова сидит не на шее, а на плече, живот спустился на ноги, а ноги — найдите-ка вы, где здесь колено? Вы его днем с огнем не сыщете. И ведь пишут не то что зеленые юноши! Большею частью люди на возрасте или даже старики, убеленные сединами. Как они учились? Каков их художественный багаж? Вы не поверите, как все это тяжело мне. Мы с женой искренно любим искусство, но разве это — искусство?!

Действительно, никогда мне не приходилось видеть большего количества уродов, нарисованных беспомощной рукой пьяного или ребенка: искривленные ноги, вздутые животы, глаза, вылезшие на лоб, и губы, тянущиеся наискось от уха к подбородку.

Бедная Катя!

Я бросил косой взгляд на свой этюд, вздрогнул и сказал с тайным ужасом:

— Ну, я пойду… Докончим это когда-нибудь… после…

Саша ушел в свою комнату. Катя закуталась в халатик, подошла к моему этюду, и вдруг — залилась слезами.

— Что с вами, милая?! Что такое?

— Я не понимаю: зачем он меня успокаивает, зачем деликатничает! Кто?

— Саша. Я сама вижу, я все время, на всех рисунках вижу, какая я отвратительная, безобразная. А он говорить: «Нет, нет — ты красива, а только тебя не умеют рисовать». Ну, предположим, один не умеет, другой, третий, но почему же — все?!!

https://joker000.livejournal.com/280239.html

хорошоплохо (+1)
Loading...Loading...

7 уровней гуманитария

Уровень первый – интоксикация.

9 класс. Ты прочитал Кафку и автоматически стал самым модным человеком в школе. Еще не видишь разницы между кубизмом и абстракционизмом, между Моне и Мане, но уже где-то услышал про Радиохед. Родительский сервант с советскими книгами вдруг стал локальным алтарем.

Уровень второй – кураж.

«Кто? Бродский? Да он всё скомуниздил у Уильяма Блейка!» - заявляешь ты на уроке литературы. Картина Гойи сменила Дали на рабочем столе. Ищешь в своей провинции друзей, которые согласны, что Тарантино хуже Финчера. Но таких нет, ибо твой город – быдло. Чистишь зубы и дергаешься, представляя, будто ты Кёртис.

Уровень третий – «Горючие пески»

Порнуха давным-давно надоела, в отличии от книг издательства «Контркультура». Выпросил у мамки денег на сборник Сорокина. Та прочитала 5 страниц и сожгла его напрочь. Слушаешь шум холодильника в качестве дарк эмбиента. Мечтаешь набить портрет Летова на свою немытую шею.

Уровень четвертый – «общество спектакля»

Политические и философские взгляды меняются чаще шлюх Есенина. Вчерашний коммунист- одиннадцатиклассник прочел Штирнера и Зерзана и решил уйти жить в лес. Но мать закрыла тебя в комнате, поэтому остается только смотреть фильмы Годара и слушать японский нойз. Слова «рассказ», «явный», «то есть» вышли из обихода. Вместо этого употребляешь «нарратив», «эксплицитный», «сиречь». Всё должно быть максимально сакрально.

Уровень пятый - традиция.

Read more

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Юмор жизни

Со временем ко всему начинаешь относиться с юмором.
Глючит Интернет — ну так не умер он.
Солнца нет — так Юпитера тоже не вижу.
Шапка с головы съехала словно крыша.
Кто-то умер — ну так покойся с миром.
Через месяц, уверен, будешь вертеться в гробу.
Чувство юмора появилось, но изменило —
добрые шутки отпускать теперь не могу.

Автор: Боян Бель (Дмитриев Александр Артурович)
23 февраля 2018

https://boyan-bel.livejournal.com/36003.html

хорошоплохо (+1)
Loading...Loading...

Вот как нужно бороться с пиратством!

Голландские писатели (в Нидерландах уровень потребления пиратского контента среди читателей чуть выше чем в России — 90%.) сняли ролик, в котором они ходят и заимствуют у сограждан газеты, букридеры, собак, вино и сэндвичи. Конечно, упертым электронным ворам этот ролик ничего не докажет, но лично я смеялся до слез 🙂

*увидел у Владимира Харитонова

https://piterhandra.livejournal.com/965926.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Немножко совершенно цензурного Горчева

1.
Женщины не любят, когда нас нет.
Им постоянно нужно иметь поблизости существо, несущее прямую ответственность за все происходящие с ними безобразия и являющееся прямым виновником печального несовершенства этого мира. Кто-то ведь должен понести наказание, если их облила грязью проезжающая мимо машина? Трагедия одинокой женщины состоит в том, что в ее жизни нет торжества справедливости, и некому ответить за творящиеся вокруг преступления.

2.
Женщины не любят нас за то, что мы прислушиваемся к их мнению.
Одна знакомая рассказывала: «Знаешь, я чуть не вышла за него замуж. Но когда мы пошли с ним в магазин и он спросил: «Дорогая, а какую зубную пасту мы купим?», я послала его на хер. Что это за мужик? Мне что, всю жизнь ему сопли подтирать?».

3.
Женщины не любят, когда мы не пахнем.
Здоровый инстинкт самки требует, чтобы мужчина пах мужчиной. Иначе он годится только на то, чтобы беседовать с ним о художнике Шишкине. К счастью, нам это не грозит. Не пахнуть нам не удается практически никогда.

4.
Вы себе не представляете, какое воздействие на женщину может произвести мужчина примерно моей комплекции в черных сатиновых трусах чуть выше колена.
Я даже планировал провести специальный опыт: сажают женщину продуктивного возраста в кресло и замеряют у нее уровень эстрогена в крови. (Эстроген — это женский половой гормон, если кто-то не знает.) 
Затем выводят меня в этих самых трусах. Я совершаю различные физкультурные эволюции, наподобие культуристов на конкурсе красоты, пытаюсь надуть бицепс, бью в воздухе пяткой о пятку… У женщины повторно замеряют содержание эстрогена, если таковой еще полностью не распался на тестостерон.
К сожалению, из-за отсутствия доброволиц этот опыт пока провести не удалось. А жаль, результаты могли быть очень интересными.

https://vladibo666.livejournal.com/864049.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Подставил

Антон Павлович Чехов сильно подставил будущие поколения тружеников пера. Уж очень много он выхватил оборотов из русского языка, которые достойны восхищения.

Как Пушкин ввёл новый языковой строй, так Чехов придал юмористический окрас речевым оборотам. До него, пожалуй, так не делал никто, после — многие: Зощенко, Ильф и Петров, Шукшин. Впрочем, у Гоголя встречаются интересные «завитушки».

«Около них на стульях сидят три старушки и с умилением глядят на их рты. В глазах у них написано удивление «уму-разуму»»

«Я, когда был помоложе, не любил, чтоб общество скучало»

Ожидание выпивки самое тяжелое из ожиданий. Лучше пять часов прождать на морозе поезд, чем пять минут ожидать выпивки

http://abcider.livejournal.com/171001.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Штирлиц, Пелевин и другие[.torrent]

(без названия)
.torrent

http://joker000.livejournal.com/139423.html

хорошоплохо (+1)
Loading...Loading...

Идеальная экспансия

Царь в отречении
Индийская притча ©



В одном царстве умер правитель и не оставил после себя наследников. По местному обычаю, если нет наследника, то царского слона выпускали на улицы города, и кого он посадит себе на спину, тот и будет царём. Сделали так и в этот раз. Слон долго ходил по городу, а потом прицепился к какому-то саньяси, поднял его хоботом и посадил себе на спину. Тут придворные повели слона во дворец, спустили саньяси на землю и сообщили ему, что теперь он будет царём. Саньяси стал отказываться:

— Я живу в отречении, посвятил себя служению Богу, я не могу быть царём.

Но придворные не отступали:

— Живи, как жил: молись, проповедуй, только руководи нами, говори, что нам делать, и больше от тебя ничего не надо.

Саньяси согласился, и стал править этой страной.


Саньяси - в индийской традиции человек, отрекшийся от мира, лесной отшельник, аскет, обращенный к поиску божественной истины

Через несколько лет оказалось, что царство начало процветать. Это заметили и жители самой страны, и соседи. И вот царь соседней страны решил завоевать это царство и начал собираться в поход. Разведка доложила саньяси о предстоящем набеге, и придворные стали готовиться к отпору.

— Остановитесь, — сказал саньяси. — Ещё ничего не случилось. У нас нет врагов, поэтому не стоит заранее бояться.

Read more

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ной Лотт. Дурацкая Энциклопедия. 16

   Из книги “The Silly Syclopedia”, by Noah Lott. 1905
   Перевод: Олег Александрович.  ©, 2017
   ***

   АМБИЦИЯ. Болезнь, излечиться от которой возможно лишь ленью.

   ДРУГ. Человек, который, считая тебя подлым лжецом, сохраняет тем не менее надежду на ошибку в том.

ОРИГИНАЛ

http://oleg-alexandr.livejournal.com/579201.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

На рыбном рынке


На рыбном рынке (средневековый рисунок).
***
   — Да неужто думаешь ты, будто я всю вот эту рыбу свою на улицах собираю!! — крикнул рыбак в лицо некоему покупателю, который донял его жалобами на высокую якобы цену его товара.
   — Не-ет сэр…
   — Так-то!  Так может, тогда уж признаешься, что это ты, друг мой, деньги себе — на улицах собираешь?!…

***
“The fishmonger” — Из книги Уильяма Патерсона (William Paterson) “English Jests and Anecdotes”, 1880.
Перевод: Олег Александрович. ©, 2017

ОРИГИНАЛ

http://oleg-alexandr.livejournal.com/571212.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Copyright © Новые шутки

Built on Notes Blog Core
Powered by WordPress